ГБУЗ «ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ  ДИСПАНСЕР № 3»  МЗ КК Новороссийск ГБУЗ «ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ  ДИСПАНСЕР № 3»  МЗ КК Новороссийск


ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ



Изменить контраст

СЛАБОВИДЯЩИМ



 


Новости ГБУЗ «ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСПАНСЕР № 3» МЗ КК Новороссийск

22.10.2018

Нобелевская премия по медицине в этом году была вручена ученым, создавшим новый метод лечения онкологических заболеваний. Значит ли это, что рак перестал быть угрозой номер один? Рассказывает главный онколог Минздрава, генеральный директор Национального медицинского исследовательского центра радиологии, академик РАН Андрей Каприн.

Лидия Юдина, «АиФ»: Андрей Дмитриевич, есть мнение, что человек, который заболеет раком через 10 лет, уже сможет его не бояться. И Нобелевская премия добавляет оптимизма.
Андрей Каприн: Новый метод — это огромный прорыв в лечении 
рака кожи, легких, почки, меланомы, лимфомы. Он в некоторых случаях позволяет добиться долгосрочной выживаемости пациентов, но назвать его панацеей от рака, к сожалению, нельзя.

«Волшебную таблетку» пытаются создать давно. В 1971 г. президент США Никсон впервые выделил беспрецедентно большие деньги онкологам, убедившим его в том, что им удалось это сделать. Но смертность от рака в США после внедрения этого препарата не снизилась ни на йоту. В 2000 г. я присутствовал на съезде онкологов СНГ. Тогда известный ученый продемонстрировал ампулу и заверял, что «вопрос с раком закрыт». Но чуда не произошло. Рак — слишком коварный недуг, чтобы его можно было искоренить с помощью какого-либо препарата. Наша задача — не ждать чудес, а научиться его лечить и по возможности предотвращать.

Трудности перевода

— Смертность от рака выросла в десятках регионов России, притом что во всем мире она падает.
— Нужно уточнить, что это не данные официальной статистики (которые появятся лишь в начале будущего года), а информация общественного фонда. Что касается сравнения нашей статистики с общемировой, то нужно учитывать «трудности перевода». Показатели смертности рассчитываются двумя способами. В России используется так называемый грубый показатель — количество смертей на 100 тыс. населения. В мировой практике применяется стандартизированный показатель, т. е. смертность по возрастным категориям, который считается более объективным (рак — болезнь пожилых, в старшей возрастной группе заболевших и умерших больше). По стандартизированному показателю онкологическая смертность в России снижается на протяжении последних нескольких лет.

Есть еще нюанс, существенно влияющий на статистику. Известно, что часть больных умирают на дому. В таких случаях, если у пациента в истории болезни был онкологический диагноз, в причине смерти ему автоматически пишут «рак», даже в том случае, если он был снят с онкологического учета 10−15 лет назад.

— Онкологам была поставлена задача: за 5 лет снизить смертность от заболевания на 6%. Насколько она реальна?
— Нам предстоит за 5 лет снизить смертность до европейских показателей. Для этого нужно, во-первых, ввести единые протоколы лечения, обязательные для исполнения во всех регионах. К сожалению, сегодня нередки ситуации, когда протокол, разработанный в головном учреждении, местные врачи переписывают по своему усмотрению, из-за чего, например, у пациента, выписанного из нашего центра и направленного домой на долечивание, возникает ухудшение состояния или рецидив заболевания. Единые протоколы соответствуют стандартам европейского лечения, а значит, их введение должно привести к европейскому показателю выживаемости.

Большие надежды связаны и с созданием районных амбулаторных онкологических центров. На базе каждой хорошо оснащенной поликлиники должен быть открыт кабинет онколога, тогда не будет необходимости перенаправлять пациентов в онкодиспансеры (а значит, терять время) — необходимую консультацию и исследования можно будет получить непосредственно в поликлинике, в идеале в день обращения.

«Марш на обследование!»

— В 2014 г. вы говорили нам, что главная проблема отечественной онкологии — отсутствие ранней диагностики. Удалось ли ее решить?
— Проблема ранней диагностики остается актуальной. Надеемся, что в ее решении нам поможет цифровая медицина. За этим скучным термином скрывается возможность из центра отслеживать ситуацию на местах. Например, недавно был введен обязательный скрининг населения по трем локализациям — раку молочной железы, шейки матки и колоректальному раку. Эти виды обследования должны проходить все пациенты, достигшие определенного возраста. Когда цифровизация будет введена и заработает в полном объеме, у врача, забывшего выписать пациенту направление, на компьютере сначала выскочит напоминание, а в случае если доктор проигнорирует его, компьютер зависнет до того момента, пока направление не будет выписано. Цифровизация поможет и контролировать процесс лечения (соответствие протоколам).

Еще одна серьезная проблема — работа онкологов с врачами первичного звена. Сегодня пациент не может попасть к онкологу без направления терапевта. И терапевты должны знать симптомы, с которыми человека нужно отправлять к онкологу незамедлительно! К сожалению, нередко пациенты, которые сами почувствовали неладное, месяцами не могут этого добиться!

— Ранняя диагностика бесполезна без своевременного начала лечения. Но сегодня пациенты порой не могут вовремя получить даже базовые противоопухолевые препараты (из списка ЖНВЛП), не говоря уже об инновационном лечении.
— Сроки оказания онкологической помощи утверждены и строго контролируются Минздравом. В течение 15 дней после постановки диагноза пациент должен быть госпитализирован и ему должно быть назначено лечение. Все назначенные врачом препараты в стационаре пациент получает бесплатно, и т. ч. и дорогостоящие таргетные. Схемы лечения, которые назначаются в федеральных центрах, обязательны для исполнения на местах. Однако в них обозначена рекомендуемая тактика лечения, без названия конкретных препаратов. Остальное решают местные врачи, исходя из своих возможностей. В противном случае возможна ответная реакция: «сами назначили — сами лечите».

В онкологии есть группа очень дорогостоящих препаратов, вокруг которых обычно и возникают споры пациентов с врачами. Национальная программа, которая сейчас формируется, предусматривает выделение 70 млрд руб. в год только на лекарственное обеспечение (всего на онкологию будет выделен 1 трлн руб.). Надеемся, что это снимет остроту с лекарственного вопроса.

— Какой совет вы даете друзьям и знакомым, когда они спрашивают: как защититься от рака?
— Марш на обследование! Рак на ранней стадии не болит и не проявляет себя. Обнаружить его можно только с помощью специальных исследований. В нашем центре все сотрудники, включая меня, регулярно проходят нужные обследования — я сам проверяю списки прошедших и провожу работу с теми, кто пытается от них уклониться. Потому что твердо убежден: ранняя диагностика — главный враг рака.

https://health.mail.ru/news/volshebnaya_tabletka_onkolog_o_tom_stoit_li/



« Все новости




Новости

31.10.2018
Ноябрь торжествует! Дни рождения
подробнее »
  29.10.2018
Поздравления в адрес онкодиспансера в связи с 55-летием
подробнее »
  25.10.2018
Семинар коллег
подробнее »
  23.10.2018
Поздравление от почетного гражданина г. Новороссийска Л.А. Косторновой
подробнее »

ГБУЗ «ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСПАНСЕР № 3» МЗ КК

г. Новороссийск
© 2015 Любое копирование или иное использование матералов сайта возможно только с указанием первоисточника www.novondis.ru.
  г. Новороссийск, ул. Л. Шмидта, 7

телеофон: (8617) 64-59-36

e-mail: novonko@yandex.ru
  Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru   Сайт создан - веб студии IDALGO.nen Новороссийск